Олег Самсонычев: бизнес после волейбола

размещено в: Новости | 0 | 👁 101

Первоисточник БОСпорт.

Связующий Олег Самсонычев поиграл в шести клубах суперлиги, оставив след в истории «Газпром-Югры», «Искры», «Губернии», «Факела», «Локомотива» и «Урала». В составе сборной России волейболист провёл 14 матчей и помог национальной команде завоевать «бронзу» Мировой лиги-2009.

Завершив карьеру в 34 года, Самсонычев не потерялся. Он создал бренд одежды DenRom, название которого сложилось из имён его сыновей Дениса и Романа. Сначала подмосковная компания специализировалась на пошиве спортивной одежды и формы для детских хоккейных команд, но за пять лет разрослась и сейчас производит не только экипировку, но и одежду для всей семьи.

В большом интервью «БО Спорт» Олег рассказал, что общего между спортом и бизнесом, как санкции отразились на его производстве и объяснил, почему не может представить себя бездельничающим на диване.

Олег Самсонычев

«ОЩУЩАЕМ ПОВЫШЕНИЕ СПРОСА НА ТОВАРЫ»

– Олег, вы остановили карьеру в январе 2016 года. Главный тренер «Урала» Борис Гребенников тогда заявил, что вы поступили по-мужски. Что он имел в виду?

– Накопившиеся травмы не позволяли мне полностью реализовать себя на тренировках и в играх. Не получалось набрать оптимальную физическую форму. Я решил не обманывать ни себя, ни других, поэтому ушёл из команды. Через несколько месяцев было принято окончательное решение завершить спортивную карьеру. Тем более, у меня подрастали два сына и это был период, когда им требовалось больше отцовского внимания. Во время сезона из-за постоянных разъездов почти не видел детей.

– У вас был страх перед будущим без спорта?

– К счастью, волейбол позволил мне создать хорошую финансовую базу. Я обеспечил безбедное существование своей семье. Было где жить и на чём ездить, был и фундамент для запуска бизнеса. Поэтому такого страха не было. Другое дело, что были переживания – пойдёт ли бизнес, будет ли приносить прибыль? Стопроцентной уверенности всё равно не было. Но было огромное желание.

– Ваши нынешние доходы сопоставимы с волейбольными?

– Я открыл компанию в 2017 году. И сейчас примерно вышел на тот же уровень дохода, что был в профессиональном волейболе. При этом мы пока занимаем достаточно маленькую долю огромного рынка. При грамотном планировании можно вырасти в разы. И у нас именно такая цель.

– Уход с российского рынка крупных зарубежных брендов спортивной одежды – аdidas, Nike, Puma и Reebok – плюс для вас?

– Да, мы уже ощущаем повышение спроса на наши товары. Даже у средних итальянских, испанских брендов из-за ситуации в мире либо поднялись цены, либо стала невозможна доставка, либо невозможна оплата. Люди переходят к российским производителям.

– Почему вы решили заняться именно этим бизнесом?

– У меня два сына профессионально занимаются хоккеем. Бюджетные школы далеко не всегда обеспечивают формой. Всё это обычно ложится на плечи родителей, которым приходится на свои деньги одевать детей – покупать форму и экипировку. И это из года в год, поскольку дети постоянно растут. Вот это и подтолкнуло к мысли о создании своего бренда одежды. Решил, что это и полезный, и интересный бизнес.

– У вас были какие-то познания в этой области?

– Разве что я родом из Иваново – текстильной столицы России (смеётся). На самом деле знаний не было никаких. Всё с нуля. Пришлось погружаться во все детали. Ткани, лекала, фурнитура, сублимационная печать – всё это было тёмным лесом, но теперь я свободно общаюсь с технологами и печатниками на их профессиональном языке. Я убеждён, что успешный бизнес возможен только при таком глубоком погружении в тему. Безусловно, можно набрать десятки людей, посадить их на огромные площади и ждать выручки, но, как правило, твой бизнес никому не нужен. Если ты не понимаешь его, то не можешь развивать. Я прошёл весь путь – конструирование одежды, продажи, производство. Это сейчас здорово помогает в управлении.

«ДЛЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ КЛУБОВ ВАЖЕН БРЕНД»

– Насколько тяжело было войти в рынок?

– Очень тяжело. Такое ощущение, что сейчас каждый второй занимается производством одежды (смеётся). Огромная конкуренция. Найти покупателя неизвестному бренду крайне сложно. Мы начинали с малого – делали пробные модели, отшивали спортивные костюмы для команд сыновей. Главная реклама – сарафанное радио. Приезжает красиво одетая команда на соревнования, а там ещё семь-девять соперников. Родители сразу замечают, начинают интересоваться, что и почём. Разумеется, все хотят, получать качественные и красивые вещи за разумные деньги. Именно этим мы смогли привлечь клиентов, постепенно стало поступать всё больше и больше запросов. Сейчас у нас уже российский масштаб – одеваем команды от Калининграда до Владивостока.

– Пока работаете с любителями?

– В основном, да. Спортивные клубы и секции со всей страны по всем видам спорта. Работы – непочатый край. Но пока всё-таки преобладают хоккейные команды. Профессиональные клубы начинают проявлять интерес, что-то для них уже отшиваем. Но для клубов важен бренд. Наш ещё недостаточно раскручен. Надеюсь, что в ближайшие годы завоюем авторитет и выйдем на этот рынок.

– Что вы сейчас производите?

– Любую спортивную одежду в любой ткани – трикотаж, хлопок, синтетика. Обычно детские клубы на лето заказывают стандартный набор для общей физической подготовки – шорты, футболки, бейсболки, ветровки. На зиму идут шапки, тёплые спортивные костюмы, толстовки, куртки. Мы как крупное ателье: шьём с индивидуальным подходом – номер, фамилия, логотип. Производим всё сами. Есть и швейное оборудование, и техника для сублимационной печати. Самый пик у нас обычно в августе, когда остаётся месяц-полтора до старта сезона.

– Допустим, у меня есть 5 тысяч рублей, и я хочу приобрести хороший бомбер. Почему лучше купить у вас? В чём ваше преимущество перед конкурентами?

– В том, что вы получите отличное качество за адекватную цену. Вам не понадобится 5 тысяч, бомбер обойдётся гораздо дешевле. В любой детской команде есть родительский комитет. Там 40 человек – 40 мнений. Когда встаёт вопрос экипировки, как правило, рассматриваются пять-шесть компаний, а то и больше. В плане соотношения цена-качество мы будем первыми-вторыми – это сто процентов. Повторюсь, очень большое значение имеют отзывы, потому что родители команд постоянно общаются друг с другом. Если к нам приходят, то обычно остаются надолго. Когда поступает запрос, бесплатно делаем макеты, разрабатываем дизайн, объясняем всё по составу ткани. Стараемся держать низкие цены на свои товары – сами были в этой ситуации и знаем, насколько непросто родителям содержать юных спортсменов.

– Что бывает, если у кого-то не хватает денег на покупку полного комплекта одежды?

– Ситуации действительно бывают разные. Допустим, в команде 20 ребят. Не должно быть такого, что все одеты как с иголочки, а кто-то один выбивается. В конце концов, всё закончится слезами. Бывает, что у кого-то родители оказались в сложной жизненной ситуации. В таких случаях мы, конечно, идём навстречу.

«СЕЙЧАС ПОКУПАЕМ ТКАНИ В ТУРЦИИ, ПЛАНИРУЕМ БРАТЬ В ИВАНОВЕ»

– Какие у вас сейчас объёмы производства?

– Одеваем две-три команды в день. В компании 25 рабочих мест. В планах построить крупную фабрику, скорее всего, в Подольске и увеличить число рабочих до 50 – 100 человек. Рынок спортивной одежды очень большой. Те же детские команды обновляют гардероб каждый год. Много обращений от организаций – например, сшить 15 – 20 тысяч курток. Но в данный момент за такое не берёмся, это не наша специфика. Тем не менее, производство рабочей одежды в будущем, безусловно, может стать одним из направлений бизнеса. У нас сейчас подобралась очень сильная команда технологов, конструкторов одежды, менеджеров по продажам. Я теперь занимаюсь стратегическими вопросами, одно из которых – расширение. Объемы растут, швей и менеджеров уже не хватает.

– Какая средняя зарплата у вас в компании?

– От 80 тысяч рублей. У нас такая концепция, что никто не сидит на окладе. Швеи на сделке, менеджеры – на проценте от продаж. Это мотивирует всех усердно работать, все видят свои финансовые перспективы. Я рад, что в начале моего пути мне попались сильные специалисты, которые по 20 — 25 лет в швейной промышленности. Они до сих пор работают в компании. Мы развиваемся вместе. Люди понимают, что если бизнес будет расти, то их доходы будут увеличиваться.

– На каком оборудовании работают у вас на фабрике?

– На японском и китайском. Российского швейного оборудования в принципе практически нет.

– Как события последних полутора месяцев отразились на вашем бизнесе? Есть проблемы с поставками сырья?

– К счастью, нет. Ткани у нас шли и идут от проверенных поставщиков из Турции. Там очень качественный трикотаж и хлопок. На тканях и красках не экономим. Проблем с поставками пока нет, курс доллара вроде бы тоже стабилизировался. Но в целом думаем об импортозамещении и более тесном сотрудничестве с трикотажной фабрикой из Иванова. Там такая же качественная ткань, как и в Турции.

– Почему раньше не сотрудничали?

– Всё дело в объёмах. Ивановские фабрики работают на большой объём. Нам же иногда необходимо бывает только несколько рулонов определённого цвета, чтобы сшить 30 – 35 костюмов. У Турции есть представители в Москве, которые мелким оптом всё доставляют. Кроме того, в Турции пока шире ассортимент. Но, думаю, постепенно наладим отношения и с российскими фабриками. Фурнитура у нас уже российская.

– Как вы реализуете товары?

– Через интернет. Сейчас есть возможность приобрести их через Wildberries. Там хорошо покупают. Сейчас в разработке наш собственный сайт, где будет конструктор как спортивной, так и повседневной одежды. Можно будет заказывать через него.

– У вас семейный бизнес?

– Супруга контролирует социальные сети, выступает консультантом. Конечно же, советуемся, когда создаём новые модели одежды. Но она сейчас больше занимается детьми. Поверьте, когда у вас два сына разного возраста, у которых учёба, хоккей и разные развивающие кружки родительство – это полноценная работа. Порой уходишь из дома в 8 утра и возвращаешься в 9 вечера. С буднями всё понятно, но в выходные тоже почти всегда какие-то игры, соревнования.

– Почему вы решили отдать своих сыновей именно в хоккей, а не в волейбол?

– После завершения моей карьеры обосновались в Москве. По телевизору частенько смотрели хоккей. Как-то в выходной решили сходить и посмотреть вживую. Детям тогда было 4 и 6 лет. Им очень понравилась игра и сама атмосфера. Попросили купить форму и записать в секцию. Вот уже пять лет они занимаются хоккеем в детской школе подольского «Витязя». Мы довольны – они физически развиваются и стали гораздо реже болеть простудными заболеваниями.

– Детские тренеры часто сетуют, что родители видят в своих детях бизнес-проекты, учитывая бешеные контракты в большом хоккее.

– Могу сказать как бывший профессиональный спортсмен, что практически весь успех ребёнка в спорте будет зависеть только от него. Родители могут создать возможность, но всё зависит от ребёнка – от его любви к этому спорту, от характера и трудолюбия.

«В БИЗНЕСЕ ЧУВСТВУЮ СЕБЯ ТРЕНЕРОМ»

– Что сложнее – профессиональный спорт или бизнес?

– Знаете, а я вообще считаю бизнес продолжением спортивной карьеры. Тоже постоянное движение, конкуренция, решение определённых задач. Только теперь я не игрок, а тренер. Руковожу сильной командой, задача которой – побеждать на российском рынке. У меня бизнес ассоциируется со спортом. Может быть, потому что мы работаем в этой сфере, у меня не было какого-то болезненного перехода. Вот работа в офисе 5/2 была бы для меня проблемой, это не для моего характера.

А по поводу сложности… Конечно, бывали разные моменты. Например, бессонные ночи, когда лежишь и думаешь, как решить проблему. Или такая загруженность, что спишь только по пять часов в сутки. Но самое главное – мне вся эта движуха нравится. Сейчас уже чувствую ответственность перед своей командой, ведь у каждого сотрудника тоже есть семья.

– Кто-то из спортсменов ещё во время карьеры начинает бизнес. У вас такие варианты были?

– Я на чужие ошибки насмотрелся и решил их не повторять. На самом деле много было всяких историй, когда знакомые вкладывались в какие-то проекты. Как правило, всё заканчивалось большими неудачами и разочарованием. Невозможно одновременно хорошо заниматься двумя делами. Чтобы добиться успеха, нужно в каждом выкладываться на сто процентов. Я сейчас даже представить не могу, чтобы занимался волейболом и параллельно руководил производственной швейной фабрикой. Разве что ты кому-то доверишь свой бизнес, но это довольно рискованно. Я предпочитал полностью отдаваться спорту и создавать себе финансовую подушку на будущее.

– Во что вкладывались?

– В самую стабильную валюту – недвижимость. Она редко теряет в цене, а обычно растёт. Построил дом в Подмосковье, купил квартиру и коммерческую недвижимость. Думаю, всё сделал правильно. Акции тоже хороший вариант для инвестиций, если в этом разбираться. Да и с ними может произойти что угодно – в феврале многие в этом убедились.

– Вам после завершения карьеры не хотелось просто полежать на диване?

– Я не знаю такого профессионала, который хотел бы после карьеры лежать на диване, ничего не делать и растить живот. Думаю, спортсмен с нормальным мировоззрением априори не может о таком мечтать. Ты так воспитан, что с пяти-семи лет постоянно в определённом ритме. Заканчивать в 30 – 35 и резко останавливаться – не знаю, какие для этого должны быть причины. Слишком много заработанных денег? Они имеют свойство заканчиваться. Какие-то пагубные привычки да, могут лишить интереса к дальнейшему развитию. Но лично я считаю алкоголь слишком дорогим удовольствием в плане вреда для здоровья.

– Назовите основные принципы успешного ведения бизнеса?

– Первоочередное – определить нишу, которая будет востребована и в которой тебе будет интересно. Дальше – как в спорте. Бывает, работаешь неделю, месяц, но техника не улучшается. Кто-то в такой ситуации опускает руки, сдувается, теряет интерес и желание, а это приводит к лени. Кто-то продолжает терпеть и упорно работать дальше, жертвуя отдыхом и сном. Что-то получается и тут уже появляется дальнейшая мотивация. Она позволяет преодолевать усталость. Очень важно, чтобы работа нравилась. Если пропадает интерес – это конец. В спорте бывают истории, что кто-то получает большой контракт и успокаивается – начинает халтурить на тренировках и потихоньку его уровень падает. В бизнесе если так расслабишься, рискуешь потерять всё.

Среди других важнейших принципов – честность по отношению к своим сотрудникам и клиентам, а также постоянное саморазвитие как руководителя, поскольку от этого зависит судьба бренда.

«БУДЕМ АКТИВНЕЕ ЗАХОДИТЬ В ВОЛЕЙБОЛ»

– Вы сказали, что сейчас в бизнесе чувствуете себя тренером команды. А стать им в волейболе желания не было?

– Пойти в тренеры – значит, сохранить тот же образ жизни с постоянными разъездами. Опять минимум времени с семьей и детьми. Эта перспектива меня пугала, поэтому я решил, что буду заниматься бизнесом.

– Николай Апаликов, которой занимается арендой спецтехники, считает, что некоторые идут в тренеры просто из-за боязни, что ничего больше делать не умеют.

– Вполне может быть. Кто-то не хочет дальше развиваться, обучаться новой профессии, поэтому идёт вторым тренером. Поят, кормят, одевают – такой путь проще всего выбрать. Но опять-таки всё индивидуально – кто-то действительно мечтает стать тренером и не представляет свою жизнь без волейбола.

– Вы довольны тем, как сложилась ваша волейбольная карьера?

– С учётом накопившегося опыта понимаешь, что можно было добиться большего. Конечно, сейчас многие вещи подкорректировал бы. Но в целом получился хороший путь – поиграл в сильных клубах, дошёл до сборной, что само по себе серьёзное достижение. Волейбол дал мне много друзей и финансовое благополучие. И заряд энергии на всю оставшуюся жизнь.

У меня сейчас сыновья занимаются хоккеем и я уверен, что для них спорт станет хорошей школой. Волейбол мне помог по жизни. Надеюсь, что в будущем и я ему помогу, поставляя экипировку. В этом сезоне в нашей форме играла команда ЮКИОР – молодёжка «Газпром-Югры». Будем разрабатывать модели и активнее заходить в волейбол. Думаю, это дело времени.

– Какой для вас самый памятный матч в составе сборной России?

– Я целиком провёл в сборной Мировую лигу-2009. Выходил и в медальных матчах, но там у меня была вспомогательная роль – основным связующим был Сергей Гранкин. Поэтому конкретный матч не выделю. Но эмоции были крутые.

– Вы поиграли во многих клубах. Какой из них вспоминаете с самыми тёплыми чувствами?

– Ох, тяжёлый вопрос. Наверное, мне повезло – отношение во всех клубах ко мне было хорошим. Не осталось никаких обид, в плане финансов нигде не кидали. Так что мне даже сложно выделить какую-то одну команду, да и не хочется никого обижать. Я со своей стороны всегда старался выкладываться по полной программе. Надеюсь, оправдывал доверие.

– В сезоне 2008/09 от вашей «Искры» точно ждали большего, чем «серебро» чемпионата России и финала Кубка России, ведь за команду играли Жиба, Йохан Шопс, Алексей Вербов, Андрей Егорчев.

– Да, но там и конкуренты были серьёзные. В чемпионате на пути встала Казань, за которую тогда играли Ллой Болл и Клэйтон Стэнли, а также сильные российские ребята. В составе московского «Динамо» тоже играли топовые волейболисты. К сожалению, мы своим шансом взять титулы тогда не воспользовались.

«БЕЗ СБОРНОЙ РОССИИ ТУРНИРЫ ОБЕДНЕЮТ»

– Жиба – самый крутой легионер, с которым вы играли?

– В Россию всегда приезжали сильнейшие иностранцы, но его действительно можно выделить. У него можно было поучиться профессионализму. Он работал больше молодых ребят. У него была харизма, стержень, плюс актёрские качества – он умел делать шоу и в целом был приколистом.

– Вы с Александром Бутько были напарниками в «Искре» и в 2009 году вас обоих вызвали в сборную России – необычная история.

– У нас была очень серьёзная конкуренция, наверное, самая ожесточенная в моей карьере. Для тренера это был плюс, но каждый из нас, конечно, хотел быть первым номером. Этот статус переходил несколько раз по ходу сезона. Потом мы разошлись по разным клубам – я уехал в Уфу, а Саша – в Новосибирск.

– Сейчас следите за волейболом?

– Стараюсь, но выбраться на игры не получается. Если есть трансляции по телевизору, обязательно смотрим. У нас дома включен либо хоккей, либо волейбол. Моё поколение заканчивает. Сейчас на вершину поднялись парни, которые при мне только начинали. Например, в «Факеле» Дмитрия Волкова и Егора Клюку только начинали подтягивать из молодёжки в главную команду. Они были перспективные, но ещё сырые. А сейчас показывают сумасшедший уровень и стали одними из лучших в мире в своём амплуа. Молодцы!

– Российский волейбол сейчас в изоляции. Что нужно делать?

– Всеми силами развивать свой чемпионат, делать сильную лигу. Тренеры у нас есть, игроки есть. Какой-то период времени можно обойтись и без легионеров. Это позволит раскрыться своим игрокам. У нас сильная сборная, без которой мировые турниры обеднеют. Когда появится возможность, её обязательно вернут.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.