Михайлов – машина! Кристенсон о сезоне в Казани

размещено в: Новости | 0 | 👁 92

Источник: БОСпорт

Интервью с американским связующим «Зенита-Казань».

5 – 10 мая в Казани пройдёт «Финал шести» волейбольного чемпионата России и местный «Зенит» подходит к нему в статусе фаворита. Команда Алексея Вербова в этом сезоне уже завоевала Кубок России и стала победителем регулярного чемпионата страны, выиграв 25 из 26 матчей. Такие результаты эксперты связывают с яркой игрой американского связующего Майки Кристенсона.

В большом интервью «БО Спорт» 28-летний волейболист рассказал, что его семье понравилось в России и как продвинулось изучение русского языка, объяснил, в чём сила казанской команды и признался, что старается не принимать комплименты близко к сердцу.

Майка Кристенсон

«СРАВНИЛ БЫ СВЯЗУЮЩЕГО С ДИРИЖЁРОМ ИЛИ ХУДОЖНИКОМ»

– Майка, российские волейбольные эксперты, рассуждая о главном факторе успеха «Зенита», прежде всего, говорят о вас. Согласны с этим?

– Прикольно. Благодарен за такие слова. Но я бы сказал, что мой вклад в победы «Зенита» такой же, как у других игроков и даже тех, кто не часто появляется на площадке. Вы должны видеть наши тренировки! У нас некоторые официальные матчи проходили легче. Когда идёт такая борьба за место в стартовом составе, ты не можешь не прогрессировать. Я думаю, именно это – основная сила «Зенита». У нас глубокий состав, и очень многие могут взять на себя роль лидера.

Я провожу такой сезон потому, что окружен удивительно талантливыми игроками. Дима Волков, Макс Михайлов и Бенджи (Бартош Беднож – ред.) – нападающие мирового уровня. Плюс в моём распоряжении у сетки четыре классных центральных нападающих. Мне приятно слышать похвалу в свой адрес, но без таких партнёров я бы ничего не сделал.

Я бы сравнил игру связующего с дирижёром оркестра или художником. Важно использовать всё лучшее, что у тебя есть. Если у меня листок бумаги и огрызок карандаша, я могу выжать из себя всё, но это всё равно будет простой рисунок. А если в моём распоряжении перо, набор красок и прекрасный холст, картина получится намного лучше и сам художник получит больше удовольствия от процесса. Поэтому ещё раз скажу, что без классных партнеров, доверия тренеров и всех остальных сотрудников «Зенита», которые помогали по ходу сезона, мне было бы тяжело.

– Что именно вы изменили в своей игре по сравнению с чемпионатом Италии?

– У меня все пальцы перебиты. Все болят. В России нападающие бьют очень сильно. Мне нужно помогать блокирующим, что приводит к повреждениям рук. Даже на тренировках Андрей Сурмачевский колотит с огромной силой, что для меня немного непривычно.

Что касается самой игры, то даже в Италии всё зависело от того, кто находится рядом со мной. В «Зените» мне не нужно ничего выдумывать. Справа звезда, слева звезда, в центре сетки – звезда. Уровень нападающих такой высокий, что я не должен всегда выводить их на чистую сетку или на одиночный блок. Достаточно просто отдать удобную передачу, а остальное они сделают сами. Даже на двойном блоке.

Также в России очень много сильных подающих, которых я не видел на уровне сборных. В каждой команде есть игрок с пушечной подачей, и я должен быть готов к тому, что приём не будет идеальным. Нужно больше бегать по площадке.

– На первых тренировках с «Зенитом» наверняка было много ошибок и недопонимания?

– Когда в команде появляется новый связующий, и особенно если этот новичок – ты, нужно прислушиваться к мнению остальных игроков, чтобы узнать, как именно они любят играть. Потом уже можно предлагать какие-то свои идеи, обсуждать, что можно улучшить. Между нами есть определенный языковой барьер, так как я не говорю по-русски, но мы смогли услышать и понять друг до друга. Связующий вообще должен много общаться с партнёрами, чтобы между ними не было даже малейшего недопонимания. Когда эта трудность была решена, мы быстро сработались. В «Зените» –  отличные ребята, которые здорово приняли меня, и за это их хочется поблагодарить. Помимо этого, они ещё и отличные игроки, что намного облегчило мою задачу.

– Артём Вольвич говорил, что с Майкой на площадке первые темпы должны прыгать всегда. Вы общались с игроками, чтобы объяснить свои требования или они и так их понимали?

– Многие играли против меня в еврокубках и матчах сборных, так что представляли, что я за связующий. Моя сильная сторона – это атака, и мне хочется, чтобы она была разнообразной. Когда в твоем распоряжении столько классных игроков, почему бы не задействовать их всех? Я могу немного завестись, если блокирующий просит мяч, а потом не прыгает, когда я отдаю ему передачу. С другой стороны это может значить, что мои передачи будут непредсказуемыми не только для партнёров, но и для соперников. Это даже хорошо.

Ошибки, конечно, были, они есть и сейчас. И это нормально, когда ты стараешься играть креативно и удивлять соперника. Мы смогли неплохо сыграться, но можем показывать ещё более чистый волейбол. Очень важно, что этого хотят и остальные игроки «Зенита». Никто не говорит, что у нас всё хорошо, можно остановиться, и ничего не придумывать в игре. Напротив, каждый из нас хочет стать лучше.

– Как у вас сейчас с русским языком?

– Вроде бы получше. Точно я узнал всю нецензурную лексику (смеётся). По словам парней из «Зенита», русский мат я усвоил хорошо. Я стараюсь учить русский язык, хотя бы какие-то базовые вещи, но о том, есть ли прогресс или нет, лучше спрашивать у одноклубников. В раздевалке, когда все говорят по-русски, я стараюсь улавливать знакомые слова, могу попросить кого-нибудь перевести, если разговор кажется интересным. Я вообще любопытный парень. Мне хочется узнать новое, хочется уважать страну, в которой я живу и работаю.

– Алексею Вербову приходится переводить вам всё на установках?

– Уже нет. Примерно 50 процентов я понимаю, а если что-то не очень ясно, я прошу партнёров помочь мне. Я рад, что мы достигли точки, когда мне не начинают переводить автоматически, а сначала спрашивают, понял я или нет. Если я киваю в ответ, значит, всё в порядке. Нет такого, что игроки сразу думают: «Майка вряд ли что-то понял», и начинают переводить. Это уже хорошо.

«ЗЕНИТ» СПБ – ТЁМНАЯ ЛОШАДКА»

– Владимир Алекно рассказывал, что поражения учили его даже больше, чем серии из 30 – 40 побед подряд. У «Зенита» сейчас похожая серия. Нет опасений, что что-то о себе команда ещё не узнала?

– Конечно, гораздо проще учиться на поражениях. Если тебя бьют по лицу, ты не можешь не сделать выводы. Нужно что-то поменять, чтобы этого не повторилось. Учиться можно и на победах, но это происходит немного медленнее. Я соглашусь с Алекно. Когда ты постоянно побеждаешь, может показаться, что всё будет легко. Ты можешь потерять чувство реальности, так как всё и так хорошо. Зачем что-то менять, если победа идёт за победой? Наша задача и моя в том числе – не потерять концентрацию после серии побед. Да и к чему эта серия, если мы не выиграем ещё четыре матча в «Финале шести»?

Это трудно, но нужно выходить на площадку с настроем, будто ты проиграл прошлый матч, а не выиграл несколько подряд. Так ты заставляешь себя прогрессировать, добавлять что-то в своей игре и делать всё, чтобы не случилось реального поражения.

– Московское «Динамо» – единственная команда, обыгравшая «Зенит» в этом сезоне. Это ваш главный соперник в «Финале шести»?

– Я помню тот матч. У нас ещё не было Бенджи. Это была классная игра, пять партий, эйс «Динамо» в концовке тай-брейка. Я всё еще недоволен тем, как мы провели тот матч, так как это наше единственное поражение. Определённо, «Динамо» будет очень опасным соперником в «Финале шести». Это действующий чемпион, это очень агрессивная команда, от которой не стоит ждать подарков.

Самый ли это опасный соперник? Не думаю, что в «Финале шести» есть одна команда с приставкой «самая-самая». Посмотрите, какой сезон проводит Новосибирск и сколько сложных матчей он затащил. «Зенит» Санкт-Петербург не играл большую часть сезона в оптимальном составе, но сейчас травмированные вернулись. От них можно ждать чего угодно. Это такая тёмная лошадка. У «Динамо-ЛО» и «Белогорья» есть лидеры, есть сильные подающие, которые могут сделать жизнь любой команде невыносимой. Не нужно думать о том, чтобы победить всех красиво. В плей-офф за каждое очко придётся бороться, и, думаю, что «Зенит» к этому готов.

– Во время «Финала шести» у вас будет день рождения. Найдёте время купить торт для одноклубников?

– А я так надеялся, что никто не вспомнит про мой день рождения! (Смеётся). Конечно, я угощу парней пиццей. Если я не ошибаюсь, изначально в расписании финал должен был пройти 8 мая, и это было бы очень круто. Но если всё сложится хорошо на пару дней позднее, я посчитаю это лучшим подарком.

– В мае 2018 года у вас уже был финал в Казани. Правда, на стороне соперника «Зенита» – итальянской «Чивитановы» и в Лиге чемпионов.

– И я хорошо помню тот матч, а фото с того финала, которые развешаны в нашем центре волейбола, постоянно напоминают мне о нём. Был великолепный матч. Особенно для «Зенита». Особенно в самой концовке.

– Что сразу вспоминается о той игре?

– Много всего. У нас был классный шанс победить. В четвёртом сете, на тай-брейке. А потом Бутько вышел на подачу и выстрелил под линию. Я ещё помню, как в «Зените» сомневались, брать просмотр или нет. А потом как будто решили – а, чего терять, давайте возьмём. И оказалось, что мяч задел линию на несколько миллиметров. И последнее очко финала – эйс Леона. Разве можно было завершить карьеру в «Зените» лучше, чем удалось ему? Конечно, такие поражения очень обидны, хотя мы играли очень хорошо. Мы с Женей Гребенниковым тогда были в «Чивитанове» и в этом году, когда встретились в Казани, вспоминали то поражение.

– Вы не возненавидели систему видеопросмотров после той игры?

– Поверьте, у меня большая история важных матчей, в которых видеопросмотры решали многое не в мою пользу. Олимпиада-2016, например. У меня непростые отношения с этой системой, но такова жизнь.

– В 2018-м «Чивитанова» проиграла пять финалов. Как вы это пережили?

– Ужасное состояние. Сейчас я смотрю на это и понимаю, что мы проделали огромную работу, чтобы попасть в финалы всех турниров, и только это заслуживает уважения. С другой стороны, всегда хочется побеждать, а не просто доходить до финалов. Это был очень сложный сезон, но он многому меня научил. Без поражений –  нет побед. Если ты не знаешь, что такое плохо, ты не поймёшь, когда тебе действительно хорошо. Проигрывать было обидно, но, может, не проиграй я тогда, я не стал бы тем, кем стал сейчас.

«СМОТРЮ НА МИХАЙЛОВА И ДЕЛАЮ КАК ОН»

– Алексей Вербов всё ещё очень молодой тренер. Вы быстро нашли общий язык?

– Да, всё хорошо. Для меня даже плюс, что Вербов только недавно завершил карьеру волейболиста. Алексей прекрасно понимает, что такое современный игрок, как устроена его жизнь, с каким давлением он сталкивается. Он выстроил систему, в которой есть место и тяжёлой работе, и шуткам. Вербов сам был великолепным волейболистом, что добавляет ему авторитета в команде.

Хотел бы отметить ещё возрастных ребят «Зенита» Александра Волкова и Юрия Бережко. Могу представить, как им непросто найти правильную линию общения с Вербовым. Ведь они же много лет играли вместе, а сейчас Алексей – их тренер, и нужно разделить дружбу и работу. Своим примером и отдачей на тренировках они показывают пример остальным и нам остается только следовать за ними.

– Вы играли под руководством тренеров так называемой старой школы?

– Не на профессиональном уровне. Я работал с таким тренером, когда был моложе. Он мог разнести нас за ошибку, но таков был его стиль. Нужно было просто молчать и работать. Но тренеров старой и новой школы объединяет одно. Чтобы заслужить их уважение, нужно много работать.

– Вербов может повысить на вас голос, если вы допустите ошибку?

– Такого не было. Он понимает, что я сам прекрасно знаю, когда ошибаюсь, без дополнительного крика. И он знает, что я свой самый главный критик. Вербов не боится сказать в лоб, что тот или иной игрок допустил ошибку, и я даже рад этому. Я готов к любой реакции с его стороны на свою игру, но, думаю, пока у него не было повода усомниться в том, что я полностью отдаюсь игре, сфокусирован на том, что происходит на площадке, и очень стараюсь. А это то, что он хочет видеть от команды. Отдаваться игре на 100 процентов, быть в фокусе всё время, а не думать о чем-то еще во время матчей. Мы много общались о том, как именно мне лучше играть, и я согласен с его точкой зрения. Когда его взаимопонимание, работать с тренером очень легко.

– Чему вы научились в «Зените»?

– На первых же тренировках меня поразил профессионализм игроков «Зенита». Все приходят на тренировки заранее, каждый разминается по своей программе ещё до начала тренировки. Если у кого-то проблема с плечом, он уделяет этому внимание. Я отношусь к этому с большим уважением. Чему ещё я научился… Я просто смотрю на Макса Михайлова и делаю всё точно так же. Он – настоящая машина.

– Как вы относитесь к тому, что вас называют лучшим или одним из лучших связующих мира?

– Такие комплименты всегда приятны, но не скажу, что я забиваю этим голову. Нет такого, что после тренировки я прихожу домой, сажусь на диван и любуюсь собой, приговаривая: «Про меня сказали, что я лучший! Я так счастлив!» Может, когда я завершу карьеру, то смогу насладиться теми словами, которые говорили обо мне раньше. Сейчас мне интереснее работать над собой, становиться ещё лучше, совершенствовать какие-то детали.

Я понимаю, что сейчас в медиа мнения меняются постоянно. Сегодня меня называют лучшим, но одно-два поражения – и кто-нибудь скажет, что я разочаровал, что я уже худший. Тобой могут восторгаться журналисты, в заголовках газет могу писать, какой ты замечательный, а потом бум – поражение. И про тебя уже скажут: «Хм, не такой уж он и крутой. Так, середнячок». Поэтому я не принимаю похвалы слишком близко к сердцу, и стараюсь быть лучшей версией Майки Кристенсена, которая может быть.

«ЕДА В РОССИИ МЕНЯ ПРИЯТНО УДИВИЛА»

– Вашей семьей понравилось в Казани?

– Очень. Сын пошёл в международную школу, а мы с женой познакомились с достаточно большим количеством американцев, которые живут и работают в Казани. Так что у нас появились не только русские друзья, но и новые знакомые соотечественники. Наши дети сдружились, мы ужинали вместе. Моему сыну очень понравилось то, что зима в Казани была очень снежной. Мы лепили снеговиков, катались на санках, гуляли по лесу. Было классно. Конечно, когда семья уехала, стало грустно, но я в Казани не на отдыхе, а на работе и нужно об этом помнить. Хочется компенсировать то время, что я провёл без своих родных, победой в «Финале шести» и привезти в США золотую медаль.

– Саманта Брисио из «Динамо-Ак Барса» говорила, что посмотрела все возможные шоу на Netflix за два года в России. Как вы проводите свободное время, когда семья не с вами?

– Я больше общаюсь с Бенджи, так как он хорошо говорит по-английски и тоже живёт в Казани без семьи. Мы иногда видимся с Самантой Фабрис и Брисио, можем сходить поужинать, посмотреть вместе какой-нибудь волейбольный матч. Сериалы в моей жизни тоже есть, но из-за разницы во времени по вечерам я общаюсь с семьей. Они как раз просыпаются, и я могу долго болтать с ними.

– Какая из еды в России вам не зашла?

– На самом деле ваша еда меня приятно удивила. Даже удивлен тому, что в Казани можно найти практически всё, что я привык есть в других странах или дома. Моя жена любит готовить, и хотя с определёнными продуктами были трудности, мы смогли найти им замену в магазинах. Конечно, я всегда буду скучать по гавайской еде, но глупо надеяться найти её в России. Такой еды нет нигде, разве что в некоторых местах Калифорнии. Некоторые ингредиенты растут только на Гавайях – островах посреди Тихого океана – и отыскать их где-то еще сложно.

– Что любите больше всего из российской еды?

– Борщ. Это теперь мой самый любимый суп, а я пробовал многое. Ещё мне нравятся треугольники – пирожки с картошкой и мясом. Я не так часто их ем, но наслаждаюсь их вкусом. Вообще, я слышал от местных жителей, что еда в России не очень разнообразная. Не знаю, лично я доволен.

– Правда, что американский «Макдоналдс» по вкусу отличается от российского?

– Я тоже об этом слышал и, видимо, это правда. Вроде бы в России немного другое меню, основанное на местных традициях. Но я никогда не ел в «Макдоналдсе» в США, поэтому мне тяжело сравнивать.

– Никогда?

– Никогда. В США полно других сетевых кафе, в которых можно заказать бургер лучше, чем в «Маке».

«О БУДУЩЕМ ПОДУМАЮ ПОСЛЕ «ФИНАЛА ШЕСТИ»

– Где вы себя видите через 10 лет?

– Вряд ли я буду играть. Кто знает, конечно, но хотелось бы отдыхать, лёжа на гавайских пляжах. Рядом находится моя семья. Сёрфинг, большие волны.

– А через 20 лет, когда вы устанете от пляжей? Может быть, тренером?

– Ох, 20 лет. Вы сказали о работе тренером и, конечно, волейбол – это большая часть моей жизни, которую я очень люблю. Но, думаю, что многое будет зависеть от моей семьи. Сейчас она приносит свои интересы в жертву, чтобы помогать развитию моей карьеры. В будущем я хотел бы вернуть им то, что задолжал. Я буду на втором плане, буду помогать осуществлять их мечты. Если я смогу делать это, будучи тренером, то почему бы и не потренировать? Например, своего сына, если он захочет стать спортсменом.

– О чем вы мечтаете в плане спорта?

– Прямо сейчас? Стать чемпионом России. А если смотреть дальше, то, конечно, победы на Олимпиаде и чемпионате мира входят в число моих целей. Хотелось бы выиграть Лигу чемпионов с «Зенитом». Да вообще хотелось бы выиграть всё, что можно. Звучит как не очень реалистичная цель, но такой я человек. Почему не стремиться к лучшему, пока у тебя получается?

– Вы останетесь в России на следующий сезон?

– Сейчас моя голова занята только «Финалом шести» и тем, чтобы завершить сезон победой. Только потом я буду думать, что дальше. Не всё в этой ситуации зависит только от нас, но хочу сказать, что я и моя семья остались довольны жизнью в России. Я изучу все факторы, но только не сейчас, а после сезона.


Майка КРИСТЕНСОН
Амплуа:
 связующий
Дата рождения: 8 мая 1993 года
Место рождения: Гонолулу (Гавайи)
Рост: 198 см
Карьера: «Университет Южной Калифорнии» (США) – 2012 –  2015; «Чивитанова» (Италия) – 2015 –  2018; «Модена» (Италия) – 2018 – 2021; «Зенит-Казань» (Россия) – с сезона 2021/22.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.