33-летний блокирующий Вадим Лихошерстов один из многих волейболистов, которые начинали карьеру на Украине, но затем переехали в Россию и добрались до сборной страны. В последние годы Вадим в национальную команду не вызывался, но при этом был востребован сильнейшими клубами страны: он играл в казанском «Зените», а затем стал основным игроком московского «Динамо», которое дважды подряд стало чемпионом.

В интервью «БО Спорт» Вадим рассказал, почему его подача потеряла в остроте, из-за чего случаются стычки на тренировках и кого он считает сильнейшими центральными нападающими мира.

Вадим Лихошерстов

«В Казани сам себя накручивал»

– Вадим, в 2018 году вы говорили нам, что переход в «Зенит-Казань» – «возможно, определяющий в вашей карьере». Так и вышло?

– Да. Я впервые оказался в топ-клубе, где рядом было много игроков экстра-класса. Я тянулся за ними, каждая тренировка приносила пользу, я варился в волейболе высочайшего уровня. За те два сезона я однозначно вырос как игрок. Приобрёл не только волейбольные навыки, но и стрессоустойчивость, опыт игры в титульных матчах. Например, в финале Лиги чемпионов. Эти два года дали мне толчок вверх.

– Но по-настоящему вы раскрылись уже в «Динамо». За счёт чего?

– Думаю, за счёт доверия тренера. В «Динамо» на меня рассчитывали как на игрока стартовой шестёрки, поэтому я ощутил уверенность. Кроме того, почувствовал больше внимания к себе в плане здоровья, каких-то бытовых мелочей. Наверное, всё это помогло раскрыться.

– В сезоне 2020/21 у вас был самый убийственный планер в суперлиге. Куда он потерялся?

– Мне удалось хорошо наработать подачу в Казани, в том числе благодаря советам по биомеханике тренера по физической подготовке Сергея Алексеева. В первом сезоне в «Динамо» моя подача была грозным оружием, но сейчас потеряла в остроте – соглашусь с этим. Думаю, это связано с тем, что я решил сделать подачу более стабильной и уменьшить риск. Мне кажется, лучше держать подачу, набрать на брейках 4 – 5 очков и спокойно отбить пятюню тренеру, чем сделать один эйс на максимальном риске и потерять вторую подачу. Работаю над этим и ищу правильный баланс.

– Цветан Соколов считает, что Константин Брянский жестковатый тренер. А как вы его охарактеризуете?

– Тренер должен был жестковат. Изначально задаётся определённый уровень работы, порядка, дисциплины. Поэтому если начинается некачественная работа, Владиславович может прикрикнуть или объяснить что-то, повысив голос. Я не считаю это критичным, обычные рабочие моменты. А в целом Брянский очень трудолюбивый. И нам это прививает, в том числе объёмами работы на тренировках.

– Весной после чемпионства вы заявили, что был очень сложный сезон, поскольку команда много тренировалась и мало играла.

– Да, я наоборот люблю много играть и меньше тренироваться. Есть подготовительный период, когда надо впахивать – без этого никак. В межсезонье необходимо наработать физическую базу так, чтобы на этом фундаменте провести весь сезон. А когда чемпионат уже идёт, хочется всё время получать тот адреналин, который есть в играх. Как ни крути, на тренировках другая атмосфера. Сейчас график игр достаточно плотный, мне это нравится.

– Во время финала с «Локомотивом» вы отметились пламенной речью в тайм-ауте. Такое часто бывает?

– Это был порыв души, я посчитал нужным поделиться с ребятами. Но обычно мотивационные фразы исходят от тренера, капитана.

– Павел Панков говорил, что вы – душа компании.

– Я могу пошутить, разрядить ситуацию в раздевалке, если вижу, что ребята слишком напряжены.

– Кто для вас самый принципиальный соперник в суперлиге?

– Все, кто хочет нас обыграть. Лично я не разделяю соперников на важных и не очень. Конечно, по молодости хотелось что-то доказать бывшим командам, но это ребячество. Сейчас такого нет.

– Расстроились, что прервалась серия побед над петербургским «Зенитом»?

– Расстроился, что проиграли конкретный матч. Серия – сопутствующая вещь. Конечно, хотелось её продолжить. Но я думаю, что мотивации завершить её у соперника была ещё больше.

– Когда вас в последний раз трясло перед матчем?

– Это было в Казани. Причём я сам себя накручивал. Мол, я в чемпионской команде, важнейшая игра, надо показывать суперуровень, выпрыгивать из трусов. Разумеется, эти переживания и лишний груз ответственности не приносили мне никакой пользы. Алексей Вербов помог преодолеть этот момент. Понятно, что мысли, как тараканы, лезут в голову, но нужно абстрагироваться от них. Я пришёл к тому, что на площадку надо выходить с чистой головой, с уверенностью. Сила – в спокойствии.

«Говорю Абаеву: «Костя, пасуй помедленнее, я не успеваю на блок…»

– В Казани у вас было прозвище Кальмар. Расскажите, как оно появилось?

– Это забавная история. В общем, у меня дома после стирки сушилась тренировочная одежда. А супруга решила приготовить в мультиварке морепродукты – кальмаров, осьминога. А там когда программа завершается, есть функция выпуска пара. И вот этот пар выбросило прямо на мою влажную одежду, которая всё впитала. Прихожу я в раздевалку, а запах жуткий, очень специфический. Все такие: «Что произошло!? Чью одежду кот пометил?» (смеётся). Была очень неловкая ситуация. Я всё объяснил и ребята ситуативно дали такое прозвище – Кальмар. Я стирал форму по пять раз подряд, но запах полностью выветрился только недели через три.

– Денис Богдан рассказывал, что в «Динамо» вас какое-то время называли Дошираком.

– Да, из-за причёски.

– Обиделись?

– Нет, конечно. Я же не маленький мальчик, чтобы на такие вещи обижаться. Это же всё с улыбкой, по-доброму. Мы все любим пошутить, приколоть друг друга. Юмор оказывает положительное влияние на атмосферу в коллективе.

– Наверняка в мужском коллективе неизбежны конфликты. Как часто они происходят?

– В рабочем процессе бывают мелкие стычки, это абсолютно нормально. На тренировках мы не молчим. Чтобы повысить градус борьбы и эмоциональный уровень, друг друга подначиваем. Естественно, иногда кто-то может переборщить. «Что сказал?» – «А ты что сказал?». До драк не доходит – либо тренер просит не забываться и не переходить на личности, либо другие ребята успокаивают. Мы ведь на тренировки приходим не просто мяч перекидывать, а становиться лучше, в том числе через соперничество друг с другом. И каждый может разозлиться.

– А во время игры вступаете в словесные перепалки с соперниками?

– Диалоги у сетки бывают. Я могу перекинуться парой слов со знакомыми о текущей ситуации или о судействе. Но точно без какой-то агрессии и грубости. Алексей Спиридонов раньше провоцировал соперников, но это скорее исключение. В нашем виде спорта нет трештокинга.

– То есть не говорите нападающему: «Сейчас зачехлю тебя в тапки!».

– Нет. Но во время весеннего финала чемпионата России с «Локомотивом» был один момент. Говорю Абаеву: «Костя, куда ты так быстро пасуешь? Я не успеваю на блок. Можешь помедленнее, пожалуйста!». Уж не знаю, сбило это его или нет, но за короткий отрезок мы взяли три брейковых мяча. Он точно немного отвлёкся.

– Если вы ставите блок, то поднимаете руки вверх и машете кистями. Когда появилось это фирменное празднование?

– Ещё когда играл в харьковском «Локомотиве». Это стало моей фишкой. Потом некоторые ребята начали повторять или пародировать.

– Возвращаясь к вашей причёске – почему так часто меняете имидж?

– Чтобы привнести что-то новенькое в свою жизнь. Мы же периодически обновляем гардероб, не ходим постоянно в одной и той же одежде. У меня так с причёсками. В «Динамо» сначала был блондином, потом отрастил пышную шевелюру, сейчас длинные волосы собираю в пучок.

– Когда говорят о ценностях спортсменов, называют зарплату, самореализацию, командные успехи. Для вас важно признание болельщиков и слава?

– У меня в карьере бывали моменты, когда мне казалось, что я показываю хороший уровень, приношу команде пользу, а меня совершенно не замечают. Думал, что заслуживаю больше внимания. С опытом, с возрастом понял, что это, наверное, была гордыня. Сейчас у меня нет погони за публичностью и жажды славы.

– Этой осенью вы завели телеграм-канал «Не будь волейболистом». Будете отговаривать заниматься волейболом?

– (Смеётся) Напротив, хочу скидывать туда какие-то полезные советы – что поможет стать игроком топ-уровня. Сейчас думаю, как это реализовать. Возможно, это будут текстовые тезисы. Или аудиофайлы с советами тренеров и игроков. А название просто оригинальное.

«На первую зарплату купил маме стиралку»

– Помните, как заработали свои первые деньги и на что их потратили?

– Мне было 17 лет. Из спортивного интерната в Днепропетровске я вернулся в Харьков, где «Локомотив» дал мне контракт. Это был эквивалент 500 долларов. В то время это были очень приличные деньги – суммарная зарплата моих родителей. Конечно, они были приятно удивлены, что сын не только нашёл себе занятие по душе, но и может этим зарабатывать. С первой зарплаты купил маме стиральную машину. Потом копил деньги и в 20 лет купил первую машину – Mitsubishi Galant у одноклубника Сани Стаценко.

– Именно тогда поняли, что волейбол – дело вашей жизни?

– Мне волейбол всегда нравился, просто в колледже я им занимался как хобби, без серьёзного подхода. Потом преподаватель физкультуры Александр Грищенко убедил, что надо ехать в Днепропетровск. Там уже я узнал, что такое профессиональный волейбол. Потом меня ещё звали на просмотр в баскетбольную команду «Химик» из города Южный, но я уже не захотел бросать волейбол, потому что у меня получалось. Понял, что это мой путь и надо выкладываться по полной программе, чтобы чего-то достичь. Наверное, мог бы стать центровым, но стал центральным.

– Были времена, когда харьковский «Локомотив» играл в России. Благодаря этому вас и заметили в России?

– Да, тогда чемпионат России, как и сейчас, был открытым – играли клубы из Украины и Беларуси. У «Локомотива» тогда сломал палец один из основных центральных нападающих Николай Рудницкий. Главный тренер Юрий Филиппов поднял меня из второй команды – и пошло-поехало. Я неплохо смотрелся и пошли предложения от разных российских клубов. Самую конкретную инициативу проявил «Факел», который подписал меня и на два года отдал в аренду в Пермь. Тот сезон, безусловно, оказался важнейшим для моей карьеры.

Вадим Лихошерстов (крайний слева). Сезон 2011-2012

– Вы отыграли четыре года за «Факел» – одну из самых летающих команд чемпионата. Как быстро к этому привыкаешь?

– К этому сложно привыкнуть. Бывает, что нормально переносишь: уснул после взлёта, при приземлении проснулся. Но некоторые перелёты всё равно выбивали из колеи. В целом мне показалось, что чем дольше я нахожусь в Новом Уренгое, тем хуже себя чувствую. Если на одну игру прилетали, всё было нормально, а если задерживались, то было тяжело. Видимо, это связано с климатом, уровнем кислорода в воздухе. Там ещё никуда особо не выйти. Только гостиница и зал. Это сложно психологически. Но у нас была молодая, задорная, позитивная команда – это сглаживало отрицательные моменты.

– Трудно ли вам было принять решение о смене гражданства на российское?

– Мне – нет. Я в детстве каждое лето проводил у бабушки в Ростовской области. Мама у меня русская. Она приехала в Харьков в советское время и осталась там после развала страны. Папины корни тоже из-под Курска. Поэтому родители были «за». Харьков сам по себе русскоговорящий город, Белгород совсем рядом. Поэтому никаких проблем у меня не было. Родителей я несколько лет назад тоже перевёз в Россию. Они уже в возрасте и мы решили, что им лучше находиться ближе, чтобы я в случае чего быстро смог оказать помощь. Да и внуков теперь могут чаще видеть.

«В раздевалке политика обсуждается по минимуму»

– Что вы думаете о происходящем сейчас на Украине?

– Я понимал, что этот вопрос будет в интервью, но я не хочу на него отвечать. Мне кажется, сейчас наше общество утопает в море информации на эту тему и легко обойдётся без моего мнения. Давайте всё-таки сохраним разговор в русле волейбола и моей карьеры.

– А в раздевалке «Динамо» политика обсуждается?

– По минимуму. Хотя полностью исключить это невозможно, ведь эти события, так или иначе, касаются всех. Кто-то, например, на бирже пытается приумножить своё состояние, а геополитика напрямую влияет на ценные бумаги. Самое главное – в раздевалке нет негативного фона.

– Вы тоже инвестировали в акции и облигации?

– Я однажды попробовал вложиться в криптовалюту. Знаете, это была как лотерея. Купил – и забыл. В итоге за три года эта инвестиция принесла мне 500% прибыли. Миллион рублей чистыми я заработал. Вроде позитивный опыт, но я с этим закончил. Предпочитаю проверенный, понятный и более надёжный вариант – недвижимость. Кстати, эксперты считают, что сейчас благоприятное время для покупки – многие уезжают из страны и в спешке продают квартиры с большими скидками. Я тоже так считаю. Верю, что ситуация нормализуется и Россия будет развиваться.

– За океаном общественность знает суммы контрактов профессиональных спортсменов. Как бы вы отнеслись к раскрытию таких данных в волейболе?

– Не знаю, как в Америке болельщики относятся к этим цифрам и насколько часто они при неудаче спортсмена притыкают ему суммой контракта. Мне кажется, менталитет наших людей таков, что сумма контракта будет лишь дополнительным поводом для критики. С другой стороны, футболисты и хоккеисты же как-то живут, хотя у них эти данные начали открывать. Не знаю, может, и мы когда-то к этому придём.

– У вас самый большой контракт в карьере был в Казани или в Москве?

– В «Динамо» немножко больше.

«Высота атак Власова недосягаема для 90% соперников»

– Кого вы считаете лучшими игроками мира в своём амплуа?

– Отмечу американца Дэвида Смита. Он очень стабильный и полезный как на клубном уровне, так и в сборной. Причём много лет. У него всё в порядке и с атакой, и с блоком, и с подачей. Кубинец Роберланди Симон тоже всесторонне сильный. Мне нравятся такие универсальные центры, которые в каждом элементе несут угрозу.

– Кто лучший в России?

– У нас много хороших парней. Ильяс Куркаев и Дмитрий Лызик из «Локомотива». У нас в «Динамо» Илья Власов. В последнее время он начал агрессивно подавать. А блок и атака у него и так были на высоком уровне. Он снимает мяч на высоте, которая для 90 процентов соперников вообще недосягаема.

Илья Власов

– Для блокирующих важно читать игру связующего соперников. Насколько в этом плане помогают тактические разборы?

– На них можно опираться. Мне кажется, примерно в 70 процентах случаев разбор совпадает с реальностью. Есть выборка, куда и кому связующий пасует в тех или иных ситуациях. И в ответственные моменты это часто помогает сделать блок или смягчение. Но иногда всё идёт не по тому сценарию, который прогнозировался – связующий пасует не по разбору. Все ведь тактически готовятся, анализируют и свою игру.

Скажем, пять матчей связующий играл от взлёта, а против «Динамо» начинает играть от зоны. Бывают ситуации, что какой-то нападающий очень хорош и ему вообще отдаются мячи из любой части площадки. Поэтому нужно уметь быстро перестраиваться. Тренеры могут в перерыве подсказать, внести коррективы в тактику блокирования и защиты.

– Пальцы вам часто ломали?

– К счастью, переломов не было, но выбивали пальцы часто. Иногда так неудачно попадёт, что по месяцу болят суставы.

– В 2017 году при Сергее Шляпникове вы сыграли 9 матчей за сборную России в Мировой лиге. Какой больше всего запомнился?

– Выделю два – победу над поляками в Польше (3:0) и классный матч с Бразилией (2:3) в «Финале шести», который прошёл в Куритибе. Против бразильцев играли на открытом стадионе в присутствии 15 тысяч зрителей. Было круто. Нечасто удавалось поиграть в такой атмосфере. К сожалению, мы в пятой партии проиграли на балансе и не вышли в полуфинал, но игра отпечаталась в памяти.

– В 2017 году в 28-летнем возрасте вы со сборной России стали серебряным призёром Всемирной Универсиады. Где вы тогда учились?

– Нигде, я просто подходил под возрастные критерии. Там вообще студенчеством и не пахло. Приехали, по сути, вторые сборные. Уровень был приличный. Мы Аргентину в четвертьфинале еле прошли, а в финале проиграли Ирану.

Вадим Лихошерстов. Мировая лига 2017

«Стараюсь культурно обогащаться»

– Вы способны на экстремальные поступки?

– Сам я стараюсь не испытывать судьбу. Жена как-то прыгнула с парашютом, я не стал. Но однажды у нас был очень экстремальный совместный отпуск. Поехали на Шри-Ланку и оказались в жутких условиях: жара 40 градусов, кондиционера нет, всюду мошкара. Я натёр себе мозоль, и туда попало какое-то насекомое. У меня началась лихорадка, нога опухла настолько, что казалось взорвётся. Реально думал, что потеряю ногу. К счастью, в больнице помогли, вылечили. Когда отпустило, продолжили путешествие. Когда казалось, что худшее уже позади, воспалился зуб – ходил несколько дней на обезболивающих и не мог нормально есть. Этот отпуск никогда не забуду! Сейчас, конечно, более трепетно отношусь к себе. Отпуск стараюсь тратить на восстановление и укрепляющие тренировки, чтобы избежать травм и дольше продержаться на хорошем уровне.

– Чем любите заниматься в свободное время?

– Помимо прогулок с семьей, люблю посещать музеи, культурно обогащаться. Интересуюсь искусством. Я, конечно, не скажу, когда написана та или иная картина, или какой техникой, но узнаю произведения известных авторов. Ещё читаю книги по истории. Из последних – про царскую Россию, про Древний Египет.

– В интервью пресс-службе «Динамо» во время пандемии вы сказали: «Человек – не властитель мира, а всего лишь букашка. Если природа захочет, то спокойно сметёт нас с лица Земли. Вероятно, человечество потеряло правильные ориентиры». Ваш агент Виктор Иванов считает, что вы – философ.

– Ну, это громко сказано. Наверное, он в целом имел в виду мою жизненную философию. Я стараюсь не распыляться и не тратить нервы в каких-то неприятных моментах. Умею отпустить ситуацию, искать во всём позитив.

– Общение с агентом возобновляется, когда приходит время искать новый контракт?

– Нет, мы с Виктором частенько созваниваемся – по поводам и без поводов. Я с ним сотрудничаю с первых дней в России, и мы плотно контактируем. Это не только рабочие, но и дружеские отношения.

– С кем из волейболистов общаетесь?

– Еще со времён выступления в Перми дружим с Владимиром Якимовым. Он сейчас живёт в Москве, поэтому семьями собираемся. В «Динамо» с Максимом Белогорцевым общаемся семьями: у нас дети ровесники. В Казани с Денисом Земчёнком, Валентином Голубевым и Максимом Михайловым был хороший контакт.

– Михайлов очень внимательно следит за своим питанием. А вы? Есть стоп-лист?

– Раньше баловался раздельным питанием: углеводы – отдельно, мясо – отдельно, один фрукт в день и никакого сахара. Тяжеловато было, это стресс для организма. Сейчас по-прежнему не позволяю себе много сахара, но жёстких ограничений нет. Учитывая, что каких-то других зависимостей у меня нет, можно немножко побаловать себя в питании.

Вадим ЛИХОШЕРСТОВ
Амплуа:
 блокирующий
Рост: 218 см
Место рождения: Харьков, Украина.
Дата рождения: 23 января 1989 года
Карьера: «Локомотив» (Харьков) – 2007 – 2012; «Прикамье» (Пермь) – 2012 – 2014; «Факел» (Новый Уренгой) – 2014 – 2018; «Зенит-Казань» – 2018 – 2020; «Динамо» (Москва) – с сезона 2020/21.
Достижения в клубах: серебряный призёр Лиги чемпионов (2019), обладатель Кубка ЕКВ (2021), обладатель Кубка вызова (2017), чемпион России (2021, 2022), обладатель Кубка России (2018, 2019, 2020), обладатель Суперкубка России (2018, 2021, 2022), чемпион Украины (2007, 2009 – 2012), серебряный призёр чемпионата России (2019), бронзовый призёр клубного чемпионата мира (2019).
Достижения в сборных: серебряный призёр Всемирной Универсиады (2017).

Источник: БО Спорт

👁 305