После чемпионского матча с московским «Динамо» 38-летний блокирующий казанского «Зенита» Александр Волков объявил о завершении игровой карьеры. Получается, что прощальным для него стал четвёртый матч полуфинальной серии с «Локомотивом», в котором он вышел при счёте 0:2 и помог команде одержать волевую победу.

Но главный камбэк в жизни, он, конечно совершил в финальном матче Олимпиады-2012 со сборной Бразилии (3:2), в котором сыграл с травмированным коленом. Тогда он героически добыл «золото» плечом к плечу с Сергеем Тетюхиным. И вот теперь Тетюхин в качестве генерального директора «Белогорья» неожиданно решил доверить белгородскую команду тренеру-дебютанту Волкову.

В интервью Александр Александрович рассказал, как появился вариант с «Белогорьем», вспомнил о самых ярких моментах карьеры и потерянных деньгах, а также собрал символическую сборную из партнёров по команде.

«Поражение от Испании в финале Евро – самое обидное в карьере»

– Максим Михайлов нам в интервью сказал, что вы ещё запросто могли бы поиграть пару сезонов…

– Сто процентов, чувствую себя прекрасно – физических сил хватает. Но физических проблем меньше не стало. Колено ещё с Лондона никуда не делось. Оно требует постоянной поддержки. Это набор сложных упражнений, которые нужно регулярно выполнять – перед тренажёрным залом, перед каждой тренировкой и игрой. Это очень монотонная, скучная и тяжёлая работа. Я готов был продолжать, если бы было предложение из Казани, Новосибирска или Москвы – клубов, которые претендуют на медали. Идти в команды с другими задачами уже не хотелось.

– Готовы были на роль игрока резерва?

– Да, в «Зените» во второй половине сезона так и было – играл очень редко, хотя желание помочь команде было огромным. Но при этом на каждой тренировке выкладывался на сто процентов. После декабрьского «Финала четырёх» Кубка России у меня заболело колено. Очень сильно опухло. Вот тогда оно реально мешало мне тренироваться. Через пару недель отпустило, в плей-офф вообще не вспоминал про колено.

– Вы ведь уже несколько месяцев назад знали, что заканчиваете карьеру, но всё равно не смогли сдержать слёз после последнего матча с «Динамо».

– Я не собирался плакать. Всё же было классно – мы стали чемпионами, выбежали на площадку, порадовались. Но когда эти эмоции счастья схлынули, присел на скамейку, посмотрел на поляну и понял, что уже не появлюсь на ней как игрок. Вот тут немножечко накрыло. Наверное, этими слезами я отпустил 20 лет своей карьеры и успокоился.

Многие мне писали и говорили, что хотели бы завершить карьеру также, как я. Получилась красивая точка. Я ухожу чемпионом. Для этого я и приходил в спорт, чтобы уйти чемпионом. Слова благодарности всем, кто был рядом со мной на протяжении этого длинного пути.

– Что бы вы поменяли в своей карьере? Может, отказались бы от какого-то перехода?

– Мне кажется, всё что ни делается, – к лучшему. Наверное, я должен был пройти именно такой путь. Единственное жаль, что не смог стать чемпионом Европы и мира. Самое обидное поражение – в финале Евро-2007 в Москве. Проиграли испанцам – 2:3. Бред!

– В каком сезоне Александр Волком был сильнейшим?

– Наверное, в сезоне 2010/11 в Италии. Там вышел на пик. Было приятно играть с такими опытными бойцами как Никола Грбич, Владимир Николов, Луиджи Мастранджело. Мы с «Кунео» взяли Кубок и Суперкубок Италии. Взяли бы и «золото» чемпионата, если бы перед плей-офф не сломался основной доигровщик Симоне Пароди. Финал состоял из одного матча, в котором мы проиграли «Трентино».

«На ЧМ в Индии были золотыми засранцами»

– Почему не остались в Италии?

– Понимал, что в предолимпийский сезон надо возвращаться домой, быть на глазах у главного тренера сборной. Когда ты за границей, за тобой следят по статистике, по отдельным матчам, а могут вообще забыть. Как раз появилось предложение из Казани, где тогда работал Владимир Романыч Алекно – он каждый день видел мою работу.

– Сколько раз пересматривали олимпийский финал?

– Полностью – ни разу. Может, как-нибудь на пенсии (улыбается). В целом я больше стараюсь жить настоящим и будущим.

– Момент с вашим блоком бразильцу Лукасу – самый памятный в карьере?

– Наверное, да. В целом у меня не очень хорошая память на конкретные моменты. Но этот, конечно, помню. У нас было задание играть по передаче. Но мы не успевали. В основном стояли и смотрели, как нам забивают. Я просто устал бегать по сторонам и в том моменте интуитивно принял решение прыгнуть заранее. Это всё доли секунды. На решение повлияла и игра связующего Бруно. Он перед этим много играл первым темпом и была высокая вероятность, что с хорошего приёма сделает это снова.

– Статус олимпийского чемпиона вам помогал в жизни?

– Разве что в плане отношения. Понимая, что это серьёзная вершина, к тебе больше внимания, уважения.

– Все помнят ваш спортивный подвиг в Лондоне. Но ещё в 2005-м вас называл героем Юрий Маричев: «У Волкова была температура, тошнота. Он имел полное право не выходить. Но согласился потерпеть. Это и называется чемпионский характер!»

– А! Это молодёжный чемпионат мира в Индии. Там ещё несколько ребят отравились. Каждый перерыв бегали в туалет. Состояние было ужасное, поэтому хотелось поскорее всё закончить. В итоге выиграли у Бразилии 3:0. Мы были золотыми засранцами (смеётся).

– В 2016 году вы пытались стать доигровщиком и даже сыграли в этом амплуа несколько матчей за «Газпром-Югру». Что вас побудило пойти на такие перемены?

– После Олимпиады в Рио я остался без клуба. Предложений не было. Я обратился к Алекно, и он согласился взять меня в тренировочный процесс. Казань не бросила меня в сложной ситуации. Я решил попробовать себя в роли доигровщика, тем более всю жизнь мечтал об этом. Центральный – зависимый игрок. У доигровщика больше игрового времени, больше значимых мячей. Мне этого не хватало. Конечно, на меня косо смотрели, кто-то смеялся. Честно говоря, ни тренеры, ни напарники не помогли мне в тот момент с психологической уверенностью. Всё воспринималось в штыки – мол, куда ты лезешь?

– Доигровщик с ростом 210 см – диковинка.

– Немец Роберт Кромм играл (212 см), Фёдор Воронков (207 см) тоже немаленький. В теории всё возможно, если техника позволяет. Я считал, что позволяет.

«В своё время потерял много денег»

– Алекно в своей лекции про мотивацию рассказывал, что когда пришёл в московское «Динамо», там были молодые парни по 19–20 лет, у которых он «в глазах не увидел ничего, кроме доллара». Это и про вас?

– Надеюсь, что нет. Надо будет у него как-нибудь уточнить. Даже интересно, кого именно он имел в виду. В «Динамо» в те годы в принципе мало зарабатывали, бывали и задержки по зарплате. Я в спорт изначально шёл ради побед, а деньги были сопутствующим фактором, никогда за ними не гнался.

– Где у вас был самый большой контракт в карьере?

– В казанском «Зените».

– А в итальянском «Кунео»?

– Поехал туда более чем на двукратное понижение зарплаты. По собственной инициативе. Я просто понял, что мой уровень начал падать и его нужно подтянуть в преддверии Олимпиады в Лондоне, куда очень хотелось попасть. В «Динамо» я мог ничего не делать на тренировках, но всё равно играл в составе. Конкуренции не было, тренеры никак не подстёгивали, а к самому ещё не пришло понимание, как надо работать. В «Динамо» обиделись, что я уехал, но это было правильное решение. Я играл с сильнейшими и стал там лучше. Я научился работать в Италии. Увидел, что игроков никто не подгоняет, а они сами делают тяжёлую работу, потому что это в первую очередь нужно им. Мне кажется, останься я дома, всё могло сложиться по-другому. Может быть, уже давным давно закончил бы карьеру.

– Ваше отношение к деньгам в ходе карьеры менялось? Может быть, в какой-то момент стали больше их ценить?

– Я в своё время очень много денег потерял, буквально всё. Были неудачные вложения в бизнес-проекты, много денег лишился, давая в долг друзьям. В тот момент думал, что друзьям. Если человек взял деньги, то должен отдать. Если дал слово, то обязательно должен сдержать. Я – человек таких принципов и понятий. Моя большая ошибка в том, что решил, что раз я такой, значит, и другие тоже. А это не так. Уже после Лондона был момент, когда сказал себе: «Ну, дружище, теперь надо будет потрудиться, чтобы обеспечить семью».

– Получается, пострадали из-за доверчивости?

– Получается так. Например, приходит родственник, собирается расширять бизнес. Просит 10 миллионов рублей, обещает вернуть, да ещё и с процентами, да и вообще сделать партнёром. Классно же, почему не помочь не чужому человеку? В итоге и сам прогорел, и мне не смог вернуть. Никаких расписок я не брал, всё было на доверии. Я находился в разных ситуациях – с деньгами и без денег. В обоих жил и радовался жизни. Уже повзрослев стал переживать, что дети меньше получат, чем могли бы получить. Но куда обиднее, что некоторые друзья потеряны.

– Ваша старшая дочь Анастасия в прошедшем сезоне играла в молодёжке «Динамо-Ак Барса». Как её успехи?

– Перспективы есть, но успехи относительные – она не играла в составе. У неё есть желание, стремление, всё зависит от неё. Я могу помочь только советами. Если захочет, может стать хорошим игроком. Ей 17 лет, но физически ещё не сформировалась, немного не хватает мощи. В Казани не остаётся, потому что клуб решил набрать в молодёжку более молодых девочек.

– У вас ведь ещё два маленьких ребёнка.

– Да, дочке три года, сыну в июле будет год.

– Дети – главное достижение?

– Их рождение, безусловно, ни с чем не сравнимое событие. Но достижение, как мне кажется, вырастить из них хороших людей.

«Фёдоров – либеро от бога»

– Во время чествования у главы Татарстана вы сказали, что ещё никогда не играли в таком замечательном коллективе, какой был в Казани в минувшем сезоне. В чём его уникальность? В вашей карьере до этого было множество чемпионских составов.

– При этом отношения в коллективах были очень разношерстные. Тут же в команде собрались ребята, схожие по духу, по менталитету. В этой команде никого не надо было заставлять тренироваться. У всех был добрый настрой, все шутили, радовались каждому дню и с улыбкой шли на тренировку. У меня такого никогда не было.

– А как обычно бывало?

– Обычно думаешь: «Господи, опять тренировка. Сколько можно? Как это надоело…». А сейчас не хотелось, чтобы сезон заканчивался. Отчасти потому, что у нас было достаточно выходных – мы ни эмоционально, ни физически не устали. Мы шли вместе, бились друг за друга в каждой игре. Считаю, секрет успеха в этом – в команде, как в семье. В этом велика заслуга тренера и правильной селекции. Были собраны ребята, которые подходят друг к другу, хорошо взаимодействуя и на площадке, и вне площадки.

– Как после такой идиллии в коллективе выходить и разрывать соперника? На площадке ведь нужна спортивная злость.

– Злость и агрессия у каждого внутри. Смотрите, лев идёт по саванне – он ведь спокойный. Но если надо драться, там столько агрессии! Во время игр у нас не было проблем со спортивной злостью и инстинктом убийцы.

– Последний случай, когда смотрели на молодого волейболиста – и поражались масштабу таланта?

– Далеко не ходить не надо. Илья Фёдоров – либеро от бога. Человеку 20 лет, а он уже лучший либеро страны на сегодняшний день. Статистика не лучшая? Я на неё вообще не смотрю. Он часто спасает самые важные мячи, которые определяют результат. Если Вербов был работягой, то Фёдоров это огромный талант с сумасшедшими перспективами. У него есть всё, чтобы быть лучшим.

«Нынешние центры – просто кони!»

– Давайте соберём символическую сборную из волейболистов, с которыми вы играли. Вы уже тренер…

– Связующий Сергей Гранкин. С ним мне было максимально комфортно и удобно. Считаю его лучшим в мире. Диагональный, конечно, Макс Михайлов. Просто машина! Блокирующие? Нынешние – просто кони! Но из тех с кем играл возьму Дмитрия Мусэрского и сегодняшнего Артёма Вольвича.

– Кто вам нравится из нынешних центров?

– Помимо Вольвича, Ильяс Куркаев, Дмитрий Лызик. Иван Яковлев нравится. Да, минувший сезон получился не очень, но в Питере были проблемы со связками. Илья Власов неплохой, но чуть-чуть скорости не хватает.

– Вернёмся к символической сборной. Кто доигровщики?

– Сергей Тетюхин однозначно.

– Вильфредо Леон?

– Я с ним только сезон поиграл. Не знаю… Мне Дмитрий Волков больше нравится, возьму Волчка.

– Почему у Леона не получается в Италии?

– Леону не хватает Игоря Кобзаря. Они же тут разрывали вдвоём. В волейбольных кругах обычно так шутим.

– Либеро?

– Фёдоров. Илюха – красавчик. Желаю ему не останавливаться на достигнутом и усердно работать. Так-то и Обмочаев был очень талантливым парнем, но потом что-то пошло не так.

– Где молодым ребятам брать мотивацию в отсутствии международных турниров?

– Чемпионат России, Кубок России не мотивация что ли? У них что, полно медалей? Дима Волков вот впервые стал чемпионом в 27 лет. Есть куда стремиться. При этом я очень надеюсь, что изоляция будет не слишком продолжительной, потому что именно через международные матчи повышается уровень.

– В 2017 году вы заявили: «Я сторонник полного запрета на легионеров в нашем чемпионате – надо развивать свой волейбол».

– Я считал, что у нас много молодых перспективных игроков, у которых нет возможности играть в суперлиге, потому что топовые места занимают иностранцы. В пример приводил чемпионат Италии. Из-за мягкого лимита на легионеров у сборной Италии в какой-то момент были большие проблемы. Моя фраза была сказана на фоне желания видеть больше молодых ребят. Чтобы они больше играли в суперлиге, становились лучше, попадали в сборную. Глубже погрузившись в эту тему, я понял, что молодых и перспективных не так уж и много, чтобы обходиться без легионеров. Сейчас для этого точно не время – уровень очень сильно упадёт.

«Уже два месяца плохо сплю»

– Вербов писал конспекты, целенаправленно шёл к тренерской работе. Когда вы решили, что хотите быть тренером?

– Помню, когда-то говорил, что никогда в жизни не буду тренером. Меня спрашивали, останусь ли в волейболе. А я отвечал, что меня уж тошнит от волейбола – куда там! Но во время работы с Вербовым снова начал получать удовольствие от волейбола. Когда работа тебя эмоционально не съедает, начинаешь смотреть на неё по-другому. Мысли о тренерстве начали посещать по ходу нынешнего сезона, особенно когда в январе снова начал мучиться с коленом. И именно в этот момент позвонил Сергей Юрьевич Тетюхин. По большому счёту, это был случайный звонок.

– Расскажите детали.

– Он звонил по другому вопросу. Потом спросил, какие у меня планы. Говорю: «Казань не оставляет, колено болит, готов стать вашим тренером». Он сказал, что меня услышал и подумает. И по тону этой фразы я понял, что он говорит абсолютно серьёзно и действительно рассмотрит этот вариант. Потом было ещё много разговоров: я выразил желание работать, а он – доверить мне команду.

– У вас есть понимание, почему «Белогорье» доверяет тренеру без опыта?

– Наверное, ключевой фактор в том, что Тетюхин знает образ моих мыслей и уверен, что у меня получится. «Белогорье» искало молодого тренера на долгосрочную перспективу. Я по ходу карьеры работал с огромным множеством тренеров, понимаю какие методы существуют. С упражнениями и теоретической базой тоже проблем нет. Конечно, я безмерно благодарен за такое доверие и сделаю всё, чтобы вернуть «Белогорью» былые высокие позиции.

– Что сейчас испытываете? Страх, волнение?

– Страха нет. Это вредное чувство. Самый большой враг что на площадке, что в жизни. Волнение, безусловно, есть. Я уже два месяца плохо сплю.

– Каким вы будете тренером – добрым, злым, нейтральным?

– Всё зависит от команды, от людей. Точно не буду односторонним. Я сейчас не могу сказать, каким буду тренером. Возможно, кому-то понравится, кому-то – нет. Я всю карьеру что-то подсказывал тренерам, учил партнёров, пытался всем помочь, считал, что знаю больше них. Теперь есть возможность продемонстрировать свои знания волейбола.

– В 2009-м, обсуждая в интервью Олимпиаду-2008, вы сказали: «Ошибка тренера в том, что не хватило общения с командой. Алекно начал прислушиваться, но было уже немного поздно. У тренеров проблема в том, что они не прислушиваются к игрокам».

– Вот! Я уже тогда понимал, что всегда должна быть обратная связь. Отсутствия диалога – это путь в никуда. Тренер как минимум должен прислушиваться к тому, что говорят игроки. Это может касаться тактики, «физики», выходного – чего угодно. У меня всегда было много мыслей в голове, я хотел ими делиться, чтобы сделать лучше партнёров, команду. Кто-то прислушивался.

– Алекно прислушивался?

– Обычно он отвечал категоричным «нет» и просил не лезть не в своё дело. При этом он обрабатывал информацию, осмысливал и через день-два я замечал, что он внёс коррективы, о которых я говорил. Он в этом плане молодец.

– Один матч в качестве главного тренера у вас точно есть.

– Матч звёзд? Помню-помню. Я был главным тренером команды Максима Михайлова, а Вадим Хамутцких – команды Сергея Тетюхина. Где-то у меня и фотография сохранилась, где я в классическом костюме.

– В «Белогорье» на игры будет выходить в пиджаке?

– Думаю, в спортивном костюме – так удобнее.

Александр ВОЛКОВ
Главный тренер «Белогорья»
Дата рождения: 14 февраля 1985 года
Место рождения: Москва
Карьера игрока: «Динамо» (Москва) – 2002–2004, 2005 –2010, 2016/17; «Луч» (Москва) – 2004/05; «Кунео» (Италия) – 2010/11; «Зенит-Казань» – 2011–2015, 2020  –2023; «Урал» (Уфа) – 2015/16; «Газпром-Югра» (Сургут) – 2016/17; «Зенит» (Санкт-Петербург) – 2017–2019; «Динамо-ЛО» (Сосновый Бор) – 2019/20.
Достижения в сборной: олимпийский чемпион (2012), бронзовый призёр Олимпиады (2008), обладатель Кубка мира (2011), победитель Мировой лиги (2011), серебряный призёр чемпионата Европы (2007), серебряный призёр Кубка мира (2007), серебряный (2007, 2010) и бронзовый (2008, 2009) призёр Мировой лиги.
Главные достижения в клубах: победитель Лиги чемпионов (2012), чемпион России (2006, 2008, 2012, 2014, 2015, 2023), обладатель Кубка России (2006, 2008, 2021, 2022), обладатель Суперкубка России (2008, 2009, 2011, 2020), серебряный призёр чемпионата Италии (2011), обладатель Кубка Италии (2011), обладатель Суперкубка Италии (2010).

Источник: БО Спорт

👁 132
  • Запись изменена:12.08.2023